Вы здесь: Главная » Икона для на свадьбу

Икона для на свадьбу

Закрыть ... [X]

Детство и замужество великой княгини Елизаветы

Икона Святой мученицы великой княгини Елизаветы, иконописец Юрий Кузнецов Икона Святой мученицы великой княгини
 Елизаветы, иконописец Юрий Кузнецов
Великая российская княгиня Елизавета Феодоровна родилась в семье герцога Гессен-Дармштадтского (территория современной Германии) Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Младшая сестра Эллы (так Елизавету звали в семье) – Алиса – впоследствии стала российской императрицей Александрой Федоровной.

Мать воспитывала своих семерых детей на твердой основе христианских заповедей и старалась вложить в детские сердца любовь к ближним, особенно к страждущим. Несмотря на состоятельность, одежда и еда детей были самыми простыми, старшие дочери сами выполняли домашнюю работу. Родители Елизаветы Феодоровны потратили большую часть своего состояния на благотворительные нужды, а дети постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов. Елизавета с детства отличалась любовью к ближним.

В год, когда погиб младший брат Фридрих, а от эпидемии дифтерита умерли младшая сестренка Мария и мать, для Елизаветы закончилось детство. Она, как могла, старалась утешить отца, а младшим своим сестрам и брату в какой-то мере заменить мать.

В двадцать лет она была помолвлена с великим князем Сергеем Александровичем, братом императора Александра III. Вся семья сопровождала принцессу Елизавету в Россию на ее свадьбу, именно в этой поездке ее двенадцатилетняя сестра Алиса встретила своего будущего супруга, цесаревича Николая Александровича.

Великая княгиня Елизавета много времени посвящала изучению русского языка, желая глубже постичь культуру и, особенно, веру своей новой родины. Она всем сердцем полюбила Москву с ее старинными храмами, монастырями и патриархальным бытом. Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, жил по уставам Святой Церкви, строго соблюдал посты, часто посещал богослужения, ездил в монастыри, а великая княгиня везде следовала за своим мужем.

В православных храмах Елизавета Феодоровна, несмотря на то что была протестантской веры, испытывала удивительное чувство, таинственное и благодатное. Она стала просить мужа достать ей книги православного духовного содержания и толкование Писания, чтобы умом и сердцем понять, какая же вера истинна.

В 1888 году император Александр III поручил Сергею Александровичу быть его представителем на освящении храма Святой Марии Магдалины, построенного в Гефсиманском саду у подножия Елеонской горы в память их матери, императрицы Марии Александровны. Узнав о возможности посетить Святую землю, Елизавета Феодоровна восприняла это как указание Божие и молилась о том, чтобы там, у Гроба Господня, Спаситель Сам открыл ей Свою волю.

Почувствовав присутствие на Елеонской горе Божией благодати, великая княгиня сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которому суждено было исполниться. После этой поездки княгиня Елизавета твердо решила перейти в православие, но все откладывала этот шаг из-за страха причинить боль своим родным и, прежде всего, отцу.

Наконец, в 1891 году, она решилась написать отцу о своем решении. В своем письме к отцу она подробно рассказала свой путь к этому решению и просила благословить ее на этот шаг. Среди прочего она писала отцу: «Как было бы просто – оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это было бы, и как я могу лгать всем – притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии Православной. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более шести лет и зная, что религия ″найдена″».

Отец написал ей в ответ, что решение ее приносит ему боль и страдания и что он не может дать благословения, но Елизавета Феодоровна проявила мужество и, несмотря на моральные страдания, не изменила своего решения перейти в православие. Над ней было совершено таинство Святого крещения с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы – матери святого Иоанна Предтечи.

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Московским жителям не потребовалось много времени, чтобы оценить милосердие великой княгини, она посещала больницы для бедных, богадельни, приюты для беспризорных детей. Княгиня Елизавета Феодоровна, воспитанная в любви к ближнему, укрепившая эту любовь новой религией, всем сердцем сострадала нуждающимся.

В 1894 году великая княгиня Алиса, младшая сестра Елизаветы, была помолвлена с наследником российского престола Николаем Александровичем. Елизавета Феодоровна радовалась тому, что любящие друг друга люди смогут стать супругами, и ее сестра будет жить в дорогой сердцу Елизаветы России. Принцесса Алиса, по примеру сестры, перешла в православие и была наречена именем Александра. Царствование Александры и Николая, начавшись с несчастья, оказалось трагическим. Сразу же после их помолвки скончался император Александр III, а в момент коронования Николая на Ходынском поле, где раздавались подарки, началась давка – несколько тысяч людей были ранены или задавлены. Начало царствования сопровождалось панихидами и погребальными песнопениями.

Во время Русско-японской войны Елизавета Феодоровна занималась организацией помощи фронту. Она организовала сбор пожертвований в Москве и провинции, мастерские для помощи солдатам, где тысячи женщин трудились за швейными машинами и рабочими столами, из Москвы на фронт отправлялись продовольствие, медикаменты, обмундирование и походные церкви. На свои средства великая княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, который сама постоянно посещала, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте солдат и офицеров.

Надвигалась революция, государственный и общественный порядок в стране начал разваливаться. Сергей Александрович жестко выступал против революционного движения, что поставило его жизнь под угрозу. Несмотря на то что он подал в отставку с должности генерал-губернатора Москвы, не желая мириться с положением дел в стране, в феврале 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной в него революционным террористом. Елизавета Феодоровна посетила убийцу своего мужа в тюрьме, передав ему прощение от Сергея Александровича, Евангелие и икону, надеясь на чудо раскаяния. И даже просила императора Николая II о помиловании, но это прошение было отклонено. После смерти мужа в сердце великой княгини пробудилось горячее желание посвятить Богу всю свою оставшуюся жизнь.

События из истории Марфо-Мариинской обители

Марфо-Мариинская обитель в начале XX века Марфо-Мариинская обитель в начале XX века На месте убийства мужа Елизавета Феодоровна воздвигла памятник – крест, на котором были написаны слова Спасителя, сказанные Им на Кресте: «Отче, отпусти им, ибо не ведают, что творят» (Лк. 23:34). Великая княгиня Елизавета попросила вынести всю роскошную мебель из своей спальни в Никольском дворце, стены перекрасить в белый цвет, на стенах она оставила только иконы и картины духовного содержания, таким образом, ее спальня стала напоминать монашескую келью. Елизавета Феодоровна продала все свои драгоценности и часть, принадлежащую семье Романовых, передала в казну, а на оставшуюся сумму основала обитель Милосердия в Москве на Большой Ордынке.

Помимо хозяйственных помещений для сестер обители, в комплекс входили церковь, больница, аптека, амбулатория для приходящих больных, школа и библиотека. Четыре года понадобилось на устройство обители, создание и утверждение устава. В феврале 1909 года великая княгиня сняла траурное платье, облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и, собрав семнадцать сестер основанной ею обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих». В апреле 1910 года в церкви Святых Марфы и Марии епископ Трифон (Туркестанов) официально посвятил в звание крестовых сестер любви и милосердия семнадцать сестер обители во главе с великой княгиней Елизаветой Феодоровной.

Сестры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока могли уйти из обители, создать семью и быть свободными от данных прежде обетов. Сестры получали в обители серьезную психологическую, методологическую, духовную и медицинскую подготовку. Им читали лекции лучшие врачи Москвы, а беседы проводили лучшие духовники.

По плану Елизаветы Феодоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сестры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание, отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию.

Марфо-Мариинская обитель в настоящее время Марфо-Мариинская обитель в настоящее время Великая княгиня, вместе с духовником обители – отцом Митрофаном, учила сестер, что их задача - не только медицинская помощь, но и духовное наставление опустившихся, заблудших и отчаявшихся людей. Каждое воскресенье после вечерней службы в соборе Покрова Божией Матери устраивались беседы для народа с общим пением молитв. Все, чего прикасалась рука великой княгини, имело печать изящества и культурности, так и созданная ею обитель была единым ансамблем, соединявшим гармонично внешнюю и внутреннюю красоту.

Современница великой княгини Нонна Грейтон, фрейлина ее родственницы, принцессы Виктории, свидетельствует о Елизавете Феодоровне: «Она обладала замечательным качеством – видеть хорошее и настоящее в людях, и старалась это выявлять. Она также совсем не имела высокого мнения о своих качествах... У нее никогда не было слова «не могу», и никогда ничего не было унылого в жизни Марфо-Мариинской обители. Все было там современно, как внутри, так и снаружи. И кто бывал там, уносил прекрасное чувство».

Великая княгиня Елизавета Феодоровна вела жизнь подвижницы, она, подавая пример остальным, участвовала во всех делах обители как рядовая сестра. Соблюдала пост, утром вставала на молитву, работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения. Ее вечерний обход больных зачастую заканчивался заполночь, с особенно тяжелобольными людьми она иногда просиживала всю ночь. Они говорили, что от великой княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции. Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской больницы, расставаясь с «Великой Матушкой», как они называли настоятельницу. Все операции в обители проводились бесплатно.

Хитров рынок в Москве того времени был одним из самых бедных мест города, здесь буйным цветом расцветали разгул, нищета и преступность. Елизавета Феодоровна, в сопровождении своей келейницы Варвары или сестры обители княжны Марии Оболенской, неутомимо переходя от одного притона к другому, собирала сирот и уговаривала родителей отдать ей на воспитание детей. Все население Хитровки уважало ее, называя «сестрой Елизаветой» или «Матушкой». Полиция постоянно предупреждала ее, что не в состоянии гарантировать ей безопасность. В ответ на это великая княгиня всегда благодарила полицию за заботу и говорила, что ее жизнь не в их руках, а в руках Божиих. Она старалась спасать детей Хитровки. Ее не пугали нечистота, брань, вид людей, потерявших человеческий облик. Она говорила: «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено».

Марфо-Мариинская обитель в настоящее время Марфо-Мариинская обитель в настоящее время Великая Матушка надеялась, что созданная ею Марфо-Мариинская обитель Милосердия расцветет и станет большим плодоносным древом. Со временем она собиралась устроить отделения обители и в других городах России. Революционный переворот в России помешал ей осуществить эти планы.

В конце 2008 года ко дню своего 100-летия обитель, основанная великой княгиней Елизаветой, вновь открыла свои двери после реконструкции. Алексий II призвал сестер обители возродить в предстоящем служении помощь ближним, «невзирая на лица и политическую принадлежность», как и ранее обитель заботилась «и о белых, и о красных». Особенно призывал Патриарх заботиться о поддержке детей, оказавшихся сиротами или брошенными родителями.

Сейчас в комплекс обители включены: храм Покрова Пресвятой Богородицы, храм Марфы и Марии при лазарете, Голгофа, общежитие сестер милосердия, покои великой княгини Елизаветы Федоровны, воскресная школа с квартирой священника, жилой дом (также воскресная школа), сторожка, часовня, домик садовника, павильон в парке, гараж. При обители возрожден приют для девочек. Они учатся в расположенной поблизости гимназии, занимаются музыкой и балетом. Вместе с несколькими взрослыми работницами обители девочки уже заботятся о нуждающихся в уходе пожилых людях.

В стенах обители сегодня могут проживать около 50 сестер – и обитель готова принять женщин, которые станут без монашеского пострига вести аскетическую жизнь, посвятив себя служению ближнему.

Как погибла великая княгиня Елизавета

Помимо Марфо-Мариинской обители Елизавета Феодоровна создавала и другие дома для сирот, инвалидов, тяжелобольных, находила время для посещения их, постоянно поддерживала материально, привозила подарки. Активно занималась паломничеством сама и помогала финансово и морально другим. Не раз ездила она в Саров и там с радостью спешила в храм, чтобы помолиться у раки преподобного Серафима. Ездила в Псков, Киев, Оптину пустынь, Зосимову пустынь, была в Соловецком монастыре. Посещала и самые маленькие монастыри в захолустных и отдаленных местах России. Посетила и монастырь в Алапаевске – городе, которому суждено было стать местом ее заточения и мученической смерти.

Во время Первой мировой войны, как и во время Руско-японской, великая княгиня ухаживала за ранеными в лазаретах. Первое время Елизавета Феодоровна, побуждаемая христианским чувством, навещала и пленных немцев, но клевета о тайной поддержке противника заставила ее отказаться от этого.

Вскоре после Февральской революции к дверям обители подошла толпа с винтовками, красными флагами и бантами, настоятельница сама открыла дверь – ей объявили, что приехали за ней, чтобы предать суду как немецкую шпионку, к тому же хранящую в монастыре оружие. Елизавета Феодоровна спокойно попросила их оставить оружие у входа в храм и осмотреть все, что они считают необходимым. Конечно, революционеры никакого оружия в обители не нашли, и были вынуждены покинуть храм. «Очевидно, мы недостойны еще мученического венца», – сказала на это настоятельница своим сестрам. У нее не было никакого озлобления или осуждения обезумевшей толпы, она говорила: «Народ – дитя, он неповинен в происходящем... он введен в заблуждение врагами России». К аресту и страданиям царской семьи относилась как к нравственному их очищению и возможности приблизиться к Богу.

Она отказалась от переезда за границу, решив разделить судьбу страны, которую считала своей новой родиной, она не могла оставить сестер обители в это трудное время. Прямо перед Октябрьским переворотом гораздо больше людей, чем обычно, шли в обитель, причем не столько за тарелкой супа, сколько за утешением и ободрением «Великой Матушки». Первое время после Октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали, напротив, два раза в неделю к обители подъезжал грузовик с продовольствием. Это было очень кстати, так как покровители и состоятельные дарители обители были испуганы и боялись оказывать ей помощь.

Еще дважды великая княгиня категорически отказывалась покинуть Россию, она писала родственникам: «...Полностью разрушена Великая Россия, но Святая Россия и Православная Церковь, которую «врата ада не одолеют» существует и существует более, чем когда бы то ни было. И те, кто верует и не сомневается ни на мгновение, увидят «внутреннее солнце», которое освещает тьму во время грохочущей бури... Я только уверена, что Господь, Который наказывает, есть тот же Господь, Который и любит. Я много читала Евангелие, и, если осознать ту великую жертву Бога Отца, Который послал Своего Сына умереть и воскреснуть за нас, то тогда мы ощутим присутствие Святаго Духа, Который озаряет наш путь. И тогда радость становится вечной, даже если наши бедные человеческие сердца и наши маленькие земные умы будут переживать моменты, которые кажутся очень страшными... Мы работаем, молимся, надеемся и каждый день чувствуем милость Божию. Каждый день мы испытываем постоянное чудо. И другие начинают это чувствовать и приходят в нашу церковь, чтобы отдохнуть душой».

Спокойствие обители было затишьем перед бурей. В апреле 1918 года Елизавету Феодоровну арестовали и немедленно вывезли из Москвы. Это произошло в тот день, когда Святейший Патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель, где служил Божественную литургию и молебен. После службы Патриарх до четырех часов дня находился в обители и беседовал с настоятельницей и сестрами. Это было последнее благословение и напутствие главы Русской Православной Церкви Елизавете Феодоровне перед ее крестным путем на Голгофу. Узнав об аресте великой княгини, Патриарх Тихон пытался через различные организации, с которыми считалась новая власть, добиться ее освобождения, но старания его оказались тщетными. Все члены императорского дома были обречены.

По пути в ссылку княгиня Елизавета Феодоровна написала письма отцу Митрофану и каждой сестре обители, она знала все их характеры, и кому отправила высказывания из Писания, кому что-то от себя, стараясь утешить, укрепить и умиротворить своих «детей», просила их не падать духом и не ослабевать в светлых намерениях. В обители все плакали, зная, что не увидят больше свою «Матушку».

Последние месяцы своей жизни великая княгиня провела в заключении в школе на окраине города Алапаевска вместе с другими, еще остававшимися членами царской семьи. С великой княгиней находились две сестры обители - Варвара Яковлева и Екатерина Янышева, областной совет предложил им выйти на свободу, рассказав, что всех, кто останется с княгиней, ждут пытки и мучения. Варвара Яковлева осталась со своей настоятельницей до конца, разделив с ней мучения.

В день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского (5/18 июля) великую княгиню Елизавету Феодоровну вместе с другими членами императорского дома живыми бросили в шахту заброшенного рудника. Во все время «казни» княгиня твердила молитву: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34). Крестьяне из близлежащих селений свидетельствуют о том, что некоторое время из шахты доносилось пение молитв.

Спустя некоторое время город заняли войска под командованием А.В. Колчака, и тела членов императорского дома были извлечены из шахты и помещены для отпевания в кладбищенскую церковь. Свидетели, присутствующие при извлечении тел, рассказывают, что у великой княгини и у сестры Варвары пальцы были сложены для крестного знамения. Елизавета Феодоровна вместе с Иоанном Константиновичем упали не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров, Иоанн Константинович был перевязан частью одеяния великой княгини. С тяжелейшими переломами и ушибами она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего.

В связи с наступлением Красной армии тела членов императорского дома несколько раз перевозили все дальше на Восток, и в конце концов были вынуждены переправить за границу в Китай.

Храм Святой Марии Магдалины у подножия Елеонской горы Храм Святой Марии Магдалины у подножия Елеонской горы Зная желание великой княгини Елизаветы Феодоровны быть погребенной в Гефсимании в Иерусалиме, останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы Варвары в 1921 году были перевезены из Пекина в Иерусалим и положены в усыпальнице храма Святой равноапостольной Марии Магдалины. Когда открыли гроб с телом великой княгини, то помещение наполнилось благоуханием. Мощи новомучениц оказались частично нетленными. Храм Святой Марии Магдалины у подножия Елеонской горы – красивейший пятиглавый храм с золотыми куполами, где и по сей день хранятся мощи преподобномучениц Елизаветы и Варвары. Сколько священных, торжественных воспоминаний из земной жизни Спасителя Иисуса Христа соединено с этой горой для каждого христианина!

Народный голос не случайно еще при жизни назвал великую княгиню святой, ибо она была живой свидетельницей вечности в нашем мире. Она перешла в православие в Лазареву субботу – и это пророчески указывало на ее последующий путь. Вслед за Лазаревой субботой следует Вход Господа в Иерусалим и начинается Страстная неделя. Так и в жизни Елизаветы Федоровны вместе со скорбями и утратами была и великая радость – создание обители Милосердия – дома Лазаря, была всеобщая любовь народа, которому она служила. Но вслед за тем последовали Страстная неделя и Голгофа. Она приняла Голгофу с молитвой о своих «распинателях», до последнего мгновения исполняя то, что заповедал Сам Господь. Покрывать все любовью – это ее завет нам.

По материалам книги
Л. Миллер «Святая мученица российская великая
княгиня Елизавета Феодоровна»


Значение иконы

Святая великомученица благоверная княгиня Елисавета (Елизавета) изображается на иконе с мученическим крестом в правой руке и собором Марфо-Мариинской обители – в другой. Эти два атрибута указывают на главные вехи ее подвига. Но не забудем и про подвиг другой, по Промыслу Божию – человеческий, когда душа, открытая Богу, так внимательна к Его тихому голосу, что с иноземной принцессой, родовитой красавицей происходит уникальная трансформация – она становится не только членом царского дома, верной супругой великого князя и душой разделяет все его попечение о государстве. Входя в дом Романовых, в семью монарха – помазанника Божия, она принимает веру его и всего народа – православие – не формально, не как действие, необходимое для совершения государственного протокола, но исповедует ее всем сердцем глубоко, искренне, совсем по-русски. Даже гибель любимого и чтимого ею супруга не ожесточает княгиню, не ведет по пути ненависти – для нее естественно всепрощение тех, кто «не ведает, что творит», которым славятся подвиги святых, чтимых на Руси. Она могла остаться в миру и, пережив вдовство, вести прежний, более чем комфортный образ жизни. Однако эта чудесная женщина принимает решение, достойное и православного человека, и княгини: отдав жизнь и судьбу свою Богу, она вкладывает все силы и возможности, а их у нее немало, в образование обители, которая становится одним из духовных центров России. Это ли не пример силы и славы Божией и истинности православной веры, ибо по плодам мы узнаем дела Его. И глядя на икону Святой великомученицы благоверной княгини Елизаветы, а затем – и на сохранившиеся фотоизображения княгини до пострига и после, можно видеть, как воля Божия, послушание Ему способны изменить человека. До принятия сана княгиня была изумительно хороша. После – стала прекрасна, ибо изнутри в чертах ее засиял «Свете тихий Святыя славы», ибо дивен Бог во своих святых!

Вернуться к содержанию
Источник: http://iconkuznetsov.ru/index.php?did=191&sid=358


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Икона Святой мученицы великой княгини Елисаветы (Елизаветы) Цитаты с добрым днем всем

Икона для на свадьбу Икона для на свадьбу Икона для на свадьбу Икона для на свадьбу Икона для на свадьбу Икона для на свадьбу

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ