Вы здесь: Главная » Тост кто как пьет

Тост кто как пьет

Закрыть ... [X]

 

Пить можно везде и тост кто как пьет всегда, говорит традиция Кавказа. Даже на работе, а, тем более, за работу. Это позволит подчеркнуть заслуги руководителей, коллег, секретарей. А тост, произнесенный в их честь, убедителен вдвойне. А чтобы не пьянеть, говорите тосты как можно чаще.

Да будет это первым тостом:

Пьем за то, чтобы не бегать за работой, чтобы она сама искала нас и не находила. Настоящий джигит бегает только за женщиной, догоняет ее и женится. При этом даже вино не успевает прокиснуть в бокалах – женщины не бегают слишком быстро и слишком далеко.

Я расскажу вам один анекдот.

Гиви говорит своей секретарше:

– Вызовите мне машину!

Секретарша – начальнику охраны:

– Подайте тачку патрону.

Начальник охраны – начальнику гаража:

– «Мерс» шефа к подъезду.

Начальник гаража – шоферу:

– Телегу нашей обезьяне.

Так выпьем, джигиты, за нашу работу, где нас так любят!

Известная поговорка гласит, что волка кормят ноги. Все вы это знаете, джигиты. А знаете ли вы, что кормит истинного горца? Настоящего горца кормят две вещи: ум и... шашлык. Так не будем отвлекаться посторонними предметами и примемся за работу – пить вино и есть шашлык!

Вано устроился водителем троллейбуса. Гоги спрашивает его:

– Вано, у тебя есть черная «Волга». Зачем троллейбус водишь?

– Самый быстрый транспорт.

– Троллейбус? Почему?

– Так привязанный как несется, а если отцепить?

Так выпьем же за нашу работу, в которой мы находим удовольствие.

У нас на Кавказе приключилась одна странная история. Вано решил выращивать виноград, чтобы пить вино. Но виноград не вырос. Тогда Вано поехал учиться – и вернулся. Теперь наш Вано – большой начальник.

Так выпьем, джигиты, за счастье горцев – мы не ищем работу, она сама находит нас!

Вино – работе не помеха, работа не мешает нам пить в этой скромной, но такой хорошей компании коллег. И я хотел предложить такой тост: выпьем за нашу работу, которая собрала нас всех здесь!

У старого мудрого горца спросили:

– Что делать, если хочешь работать?

– Полежи, и все пройдет, – ответил он.

Так давайте, джигиты, выпьем, закусим и полежим. Работа – не кинжал, от бездействия не заржавеет!

Существует легенда. Когда-то давно на прекрасном Кавказе жил старый, богатый и мудрый князь. Он был так же мудр, как и богат. Однако, имея множество денег, князь не гнушался работой чабана. Он имел свою отару, которую сам водил на пастбище. У князя было драгоценное кольцо с большим камнем, и на камне его была надпись: «Все пройдет». Жизненный путь князя не была устлан розами. И когда беды одолевали его, он смотрел на камень. Но однажды, когда отара князя погибла под камнями, любимый жеребец сломал ногу, а старший сын ушел из дома, князя не смогла успокоить надпись на камне. Он бросил перстень на землю и стал топтать его ногами. Но вскоре старый мудрец опомнился и поднял перстень с земли. Камень вылетел, а под ним оказалась еще одна надпись: «И это тоже пройдет». К чему я все это рассказываю вам, джигиты? А чтобы вы знали: рано или позлно отары ваши приумножатся, несчастья пройдут мимо и нам не придется топтать ногами свои драгоценности.

Так давайте поднимем наши бокалы с этим прекрасным вином за уважаемого (друга, коллегу), который теперь будет сидеть в своем кабинете и будет нами руководить, и несмотря на все это, он не прошел мимо нас в этот день!

Одна мудрость гласит: «Пить надо только за того шефа, в тени которого зимой тепло, а летом прохладно, в руках которого никогда не прокисает вино и не остывает шашлык, на столе у которого никогда не вянет зелень».

И я, джигиты, предлагаю выпить за нашего начальника, который сочетает в себе все эти качества. За нашего Вано!

Дорогой, я хочу выпить за то, чтобы ты всегда чувствовал себя, как король на троне, в кресле главы нашей фирмы. И пусть корона тебе не дана, зато у тебя есть мы – подданные, коллеги и сотрудники, которые создают тебе славу великого правителя своими тостами.

Так выпьем за нас, ведь если бы не мы, наш уважаемый шеф оставался бы королем без трона, подданных и короны!

Древний тост кавказских горцев гласит: «За тех святых и богов, которые нам покровительствуют». Я позволю себе переиначить его. Давайте выпьем за нашего родного и уважаемого брата и старшего друга, за нашего прекрасного и смелого джигита, чей ум извилист, как каракуль на бурке, а взор видит, как глаз орла в горах. Одним словом, я предлагаю осушить наши кубки за нашего шефа и руководителя нашей фирмы, который покровительствует нам, своим коллегам и сотрудникам.

Чем лучше заниматься на работе, спросил меня однажды наш общий друг, уважаемый Сосо. И я ответил ему:

Лучше идти, чем бежать, если ты работаешь в горах.

Лучше стоять, чем идти, если ты работаешь на базаре.

Лучше сидеть, чем стоять, если ты шофер.

Лучше лежать, чем сидеть, если ты работаешь в нашем офисе.

И лучше есть шашлык и пить вино, где бы ты ни работал.

Именно этим мы и занимаемся в данный момент. Так выпьем за нашего уважаемого шефа, который полностью согласен с этой народной мудростью!

Работать – с королевой! Украсть – так миллион! Но без королевы Нам не нужен он.

Поднимем, джигиты, наши бокалы за секретаршу нашего шефа! Ведь если она не королева, тогда мы не настоящие мужчины, а это уж слишком.

Один кавказский мудрец сказал: «Если на работе вам достается и в хвост, и в гриву, значит, вас принимают за лошадь». Сравнение джигита с боевым конем не обидно, ведь наши кони – наши лучшие друзья, как и наши кинжалы. Но, тем не менее, давайте выпьем за то, что нас принимают только за нас самих, то есть за горцев и гордых джигитов, и за нашего уважаемого руководителя и начальника Гоги, от которого нам не достается ни в хвост, ни в гриву, зато достается на вино и шашлык. За уважаемого Гоги!

Женщины – самое совершенное творение природы. Как говорил один мудрец, они – цветы в саду нашей жизни. Но розы прекраснее всех цветов, с этим вы согласны, братья? Роза Игоревна, секретарша нашего уважаемого Гоги, не только свежа, как персик, нежна, как эдельвейс и прекрасна, словно рассвет в наших величественных горах. Обожаемая Роза мудра словно старец, и Гоги повезло, что у него такая помощница.

И теперь мы выпьем за цветы, которые украшают не только наши сады, но и делают терпимым длинный рабочий день.

Жил на свете сильный и смелый уроженец наших гор. Это не удивительно – мы, горцы, никогда не были трусливыми зайцами. Горца этого звали Ренат. И было у него любимое дело – кузница. Прекрасные кинжалы ковал он для князей, и не было им равных в целом свете. Твердый металл плавился в его руках, бесформенные глыбы превращались в оружие, прекрасное для друзей и смертоносное для врагов. Всех восхищало искусство Рената. Отец его носил с собой кинжал сыновней работы и показывал его всем, говоря: «Мой сын искусен, как Бог».

И однажды увидел этот кинжал непримиримый враг горцев. И понял он, джигиты, что с таким оружием он победит. Пошел он в кузницу Рената, потребовал кинжал. Но храбрый горец отказался сделать оружие врагу – враги жителей Кавказа не должны иметь наше оружие. Враг угрожал Ренату всеми карами небесными, но тот не сдавался. Наконец, услышав, что чужеземец взял в плен его мать, горец сказал: «Я скую тебе кинжал, какого еще не было в мире. Будет он остер, как каменный склон, и ядовит, как змеиное жало». Сделал он прекрасный кинжал, отдал его чужеземцу. Тот замахнулся на мастера, но оружие впилось в его собственную грудь, и окрасилась земля черной кровью врага гор. С тех пор в наших горах можно найти черные камни.

Поднимем бокалы, джигиты, за то, чтобы мы всегда могли сделать свою работу как нужно нам, и не посрамили свое гордое имя.

Сегодня наш Рафик получил новую должность, но отказался от нее, сказав: «У меня есть жена, которой нужно время, есть сын, из которого надо сделать мужчину, и есть коллеги, с которыми я люблю пить вино и есть шашлык». По этому поводу я хотел бы сказать тост.

Есть одна очень древняя легенда Кавказских гор. Однажды полетели в небо орел и воробей. Они решили долететь до солнца. Голубые небеса открылись над ними, горы были под ними. Летели они долго, все ввысь и ввысь. И вот солнечные лучи уже стали обжигать крылья смелых птиц. Орел был горд, но мудр, и сказал он попутчику:

– Давай мы спустимся чуть ниже, ведь солнце убьет нас.

Но тщеславный воробышек решил во что бы то ни стало победить повелителя птиц и ответил ему:

– Я сказал, что долечу до солнца, и я сделаю это, а ты поступай, как знаешь.

Воробей полетел еще выше, и пылающее солнце опалило его крылья. Он упал и разбился об острые скалы Кавказа.

Так давайте выпьем за нашего дорогого и уважаемого Рафика, который лучше будет парить под солнцем со всей стаей, чем сгорит в одиночестве.

Искусство говорить слова ради красоты, всегда возбуждало великое восхищение в людях, которым нечего делать. Так поднимем наши бокалы за то, чтобы мы произносили как можно больше длинных, как путь горного козла, красивых, словно вершины Кавказа на рассвете, и причудливых, как узор на бурке, тостов и речей. Выпьем за работу, которая не заставляет нас работать, и за нашего уважаемого шефа, который не мешает нам говорить тосты в его честь.

Лучшее место в жизни джигита – под солнцем. А лучшее место под солнцем – высокооплачиваемое, которое при этом не требует особых усилий. И мы, коллеги, нашли самое солнечное место в мире, в фирме под чутким руководством нашего уважаемого шефа Валико, который работает здесь уже 10 лет, то есть круглую дату, круглую, как солнце, и теплую, словно наше лето. Поднимем бокалы, наполненные вином наших виноградников, за нашего уважаемого шефа, джигита Валико, и за нас, его верных друзей и помощников.

Я расскажу вам одну историю, братья. Жил на свете храбрый джигит, недалеко от нашего аула был у него дом. И оседлал он однажды своего прекрасного коня и поехал за горным козлом. Он ехал день, ехал ночь, но не мог догнать сына гор. На рассвете верный конь оступился и полетел в пропасть, и джигит вернулся домой без коня и без козла.

Так давайте выпьем, джигиты, за то, чтобы храбрость не покидала нас никогда, но оставалась еще и мудрость. Не будем бегать за козлами, давайте лучше поработаем!

Наш аул самый красивый. А почему? Да потому что наши деды хорошо поработали. Наши кони – самые быстрые и гордые. А почему? Потому что наши отцы хорошо поработали. Наши сыновья – самые сильные, выносливые, гордые и смелые. А почему? Да потому что мы с вами, джигиты, хорошо поработали. Так поднимем бокалы с прекрасным вином в наших бокалах и выпьем за нашу работу.

Наш Рудик сегодня стал РАБОЧИМ ЧЕЛОВЕКОМ. Работа его очень сложна и ответственна, но работа, как известно, не горный баран, что стремится в горы. Так что не будем увлекаться работой нашего дорогого и уважаемого Рудика, лучше выпьем за него и его новую должность и закусим шашлыком.

Дорогие мои сотрудники! Я ваш друг, начальник и живу в одном с вами ауле. И я хочу выпить за наше горное братство. Пусть вашими руками с моей помощью строится и растет наш родной аул и станет самым большим и красивым в наших местах. Пусть виноградники дают сладкие, сочные плоды, из которых мы сделаем ароматное вино и выпьем его за здоровье вас, моих коллег и подчиненных. Пусть прекрасные девушки, сладкие, как персик, дарят вам свои озорные улыбки, пусть кони гордятся тем, что носят вас на своих спинах. Одним словом, за подчиненных! Но горцы не подчиняются ни чужой силе, ни чужому уму, для них закон – своя воля. Так выпьем теперь не за подчиненных, а за коллег, которые идут за мной благодаря своему желанию.

У Вано нет машины. А зачем ему машина, если есть верный конь? У Вано нет дачи. А к чему ему дача, если весь наш аул – прекрасный сад? У Вано нет избранных друзей. А зачем ему избранные друзья, когда мы, его коллеги, все его названые братья? У Вано ничего нет, но у него есть все. У него есть теперь должность, он стал начальником над нами, своими друзьями, и теперь сидит во главе стола, которого у него нет, и пьет вино из виноградника, которого у него нет. Так выпьем за нашего Вано, у которого есть работа, которая дает ему все, чего у него нет.

Джигиты! Один мудрый старец из нашего аула сказал одну умную вещь: «Самая лучшая работа – та, которую ты любишь». Мы любим сидеть на работе, есть шашлык и пить вино из нашего винограда. Мы любим собираться в нашем узком кругу коллег и работать так. Так давайте выпьем за то, чтобы такая работа была у нас до тех пор, пока мы вместе.

Отдыхать любят все, но мы, как истинные горцы, считаем, что самый лучший отдых – это работа. Так давайте поднимем бокалы, наполненные ароматным вином с наших виноградников, за прекрасные цветы нашей жизни – за секретарей этой фирмы. Самые красивые цветы – это розы, а роз без шипов не бывает. Так выпьем же, братья, за шипы, без которых не было бы секретарей и нашей теплой компании. Ведь наши женщины, сладкие как персик, своими шипами защищают наш покой, и мы можем наслаждаться столь великолепным обществом!

Мы живем в нашем ауле, но нам говорят: хорошее место – соседний аул, самое лучшее место – соседний город. Но ведь лучшая скала для орла – та, на которой он живет. А, живем и работаем именно в нашем ауле. Самый лучший город – тот, в котором ты живешь, преуспеваешь. А мы преуспеваем – ведь можем пить вино, да. И давайте, джигиты, выпьем за нашу работу и нас всех.

Однажды встретились два горца на тропинке. Сошли они со своих скакунов и завели беседу. Сначала, как водится, поговорили о жизни и родных, а потом один из них спросил:

– Эй, Гиви, у тебя мама здорова, папа здоров, жена прекрасная, сын женится, что же ты такой печальный?

– Ох, Вано, работа замучила. Работа, работа... С утра до вечера работа, и ничего кроме.

– И давно ты работаешь, дорогой?

– Завтра начинаю.

Так поднимем бокалы, чтобы не сидеть без дела, и выпьем, братья, за то, чтобы наша работа нас только радовала и никогда не огорчала.

Я расскажу вам один интересный случай, свидетелем которого я стал, когда работал у тебя, Рудик, на фирме.

Директор фирмы, Гиви, вызывает секретаршу:

– Перепечатайте это письмо. Вы написали «дорогой приятель» этому мошеннику, бандиту, гангстеру.

– А какое выражение следует употребить?

– «Дорогой коллега!»

Это я рассказываю не для того, чтобы обидеть кого-то из вас, джигиты. Просто так поступают настоящие мужчины, истинные горцы – они всегда говорят правду не только себе, но и другим. Так выпьем за нашего шефа и коллегу Вано, который смог бы стать коллегой и другом всех горцев.

Встретились раз два джигита и остановились поговорить.

– Где ты работаешь? – спросил один.

– А нигде.

– А что делаешь?

– Ничего не делаю.

– Отлично устроился.

– Зато какая огромная конкуренция!

Джигиты! Этот бокал я поднимаю за то, чтобы у всех нас была такая конкуренция, и при этом нам было на что пить вино, чтобы мы сидели в нашей теплой компании в уютном офисе и не думали о проблемах.

В сберкассу приходит старый горец, а время уже позднее, и кассирша говорит ему:

– Папаша, вы приходите завтра, сейчас уже конец рабочего дня.

– Понимаешь, я завтра не могу, завтра я уезжаю в Тбилисы, у меня брат, понимаешь, в футбол играет.

– А сколько вашему брату лет?

– А ему 120.

– И он еще играет?

– О, еще как играет – центральный нападающий.

– Ну, тогда приходите послезавтра.

– Э, послезавтра я еду в Кутаиси, у меня другой брат в баскетбол играет.

– А сколько ему лет?

– Да этому будет 130.

– И он еще играет?

– А еще как играет, самый, понимаешь ли, высокий центральный понимаешь, нападающий.

– Тогда приходите через 3 дня.

– Э, через три дня я уезжаю, у меня старший брат на ринге выступает.

– А сколько лет старшему?

– А этому 140.

– И он еще хочет боксировать?

– Да не хочет он, отец заставляет.

Поднимем бокалы за то, чтобы никто не заставлял нас делать того, чего нам не хочется. А значит, поднимем бокалы за нашего уважаемого шефа, который сегодня с нами!

Встретились директора кавказского и американского заводов, которые выпускают одинаковую продукцию в одинаковом объеме, и Гиви спрашивает у Джона:

– Сколько людей на твоем заводе работает?

– Девять. А у тебя?

У Гиви пятьсот работало, но он ответил:

– Десять.

На следующий день американец говорит:

– Слушай, я всю ночь думал, да никак понять не могу, что у тебя десятый-то делает?

Так выпьем за то, чтобы мы всегда попадали в число тех четырехсот с лишним рабочих, которым нечего делать!

Место орла – под облаками. Орел – царь птиц. Место горца – в горах. Но подъем в горы труден и суров, и только настоящий мужчина может одолеть его. Не менее труден путь горца к должности начальника. Но наш Вано одолел его, чем может гордиться. И мы гордимся нашим уважаемым начальником, мы пьем за него.

Есть река Кура. И с ней связана одна легенда, которую я хотел бы поведать вам.

Давным-давно лежал на берегу реки Куры камень. В те времена звери и деревья, и даже горы могли разговаривать всем им Бог повелел работать. А камень тот видел свое дело в том, чтобы преграждать путь водам реки и мешать ее движению. Но реке это не нравилось – она мечтала достичь далекого моря, а на пути стоял огромный валун. Кура не раз увещевала упрямый камень, но тот твердо стоял на своем:

– Это моя работа, – говорил он. – И если я не буду преграждать тебе путь, то кто же сможет сделать это? Ведь без моего чуткого руководства ты понесешь свои воды туда, куда захочешь, и неизвестно, будет ли для тебя это благом. Так как же ты без меня?

Река Кура терпела такой деспотизм очень долго, но всякому терпению приходит конец. Однажды собралась река с силами и смела огромный камень со своего пути, разнеся его вдребезги и потекла туда, куда ей хотелось. И произнесла она пророческие слова:

– Живи и дай жить другому. Если бы ты слышал это раньше, то не постигла бы тебя столь горькая участь.

И с тех пор каменные обломки, что лежат на берегах реки Куры, напоминают о том валуне всем горцам. Мудрые джигиты помнят слова реки.

Давайте выпьем за нашего уважаемого шефа, который не преграждает нам путь и позволяет добиться всего, чего мы желаем и получать то, чего мы заслуживаем. За нашего шефа!

Почему в горах так много долгожителей? Да потому что мы, джигиты, пьем вино и едим шашлык, делаем свое дело и любим женщин. Мы, горцы, умеем работать так, чтобы работа не казалась наказанием, а была наградой. Например, выращивать виноград нелегко, но после работы мы пьем вино из нашего винограда. Пасти овец в горах опасно, а потому мы часто вознаграждаем себя за свой нелегкий труд хорошим шашлыком.

Так выпьем за нашу работу, которая дарит нам мудрость и долголетие!

Вот говорят: на работе пить нельзя. Но почему? Ведь вино – оно красное, словно кровь, а кровь – это жизнь. Жить надо всем и всегда. Работаем мы, как известно, днем. А истинный джигит не прячется ни от врагов, ни от друзей. Значит, надо пить днем. Не пьет только сова. А почему? А потому, что днем спит, а ночью магазины закрыты. Так не будем птицами, давайте пить на работе и за работу.

Умер Сосо, член совета правления элитного банка, и, как водится, попал на тот свет. Смотрит Бог на экран компьютера и видит весь жизненный путь джигита. Сосо взглянул на экран и увидел, что когда легко ему было по жизни идти, на работе все ладилось, с ним шел кто-то рядом. Когда же тяжело случалось, конкуренты «доставали», след был один.

– Почему же, отец, бросал ты меня, когда тяжело мне было? – спросил джигит.

– Не бросал я тебя, а нес на руках.

Так поднимем наши бокалы за начальника нашего отдела, который носит своих сотрудников на своих сильных руках.

Друзья мои! Давайте выпьем за нашего уважаемого прораба, которого я часто вспоминаю. Я вспоминаю его днем и ночью, утром и вечером. Я вспоминаю его в ауле и в горах, на охоте и на виноградниках. Я вспоминаю его, когда еду на своем верном коне и когда отдыхаю с женой. Я вспоминаю его в жару и холод, дождь и слякоть, в снег и град. Я вспоминаю нашего прораба всегда и везде, и никак не могу вспомнить.

Давайте выпьем за начальников, которых мы бесконечно уважаем, но видим настолько редко, что не помним их в лицо!

Выпьем за Ашота. И не за то, что у него свой завод. Мы тоже не стада пасем. И даже не за то, что у Ашота две личных машины и одна служебная. Мы тоже не на ишаках ездим и не пешком ходим. И уж конечно не за то, что Ашот имеет два огромных дома в нашем ауле, мы тоже не в хижинах живем. Выпьем за то, что наш Ашот – принципиальный и уважаемый человек, наш коллега!

Лютая зима. В степи Казахстана два водителя-дальнобойщика сидят у поломанного грузовика. Оба южане. Замерзли страшно. Все, что горит, уже давно сожгли. Один говорит другому:

– С-с-слушай, Гоги, если к-к-кто-нибудь летом у нас на родине скажет мне: «Не стой на солнце, пойди в тенек», з-з-знаешь, я его совсем зарэжу.

Так выпьем, джигиты, за то, чтобы нам не приходилось работать в таких условиях, лучше мы отойдем в тень, и нас не заметят в тот момент, когда будут давать тяжелую работу!

Давно это было. Когда-то высоко в горах росли деревья, цветы, виноградные лозы давали свои пьянящие плоды людям. Камни не сыпались с гор и не умирали ни джигиты, ни их резвые кони. Каждый мог дойти до вершины гор, послушать благозвучное пение птиц и шорох зверей. Ни конь, ни путник не боялись гор, не было снежных шапок на гордых вершинах.

Но однажды собрался в горы прекрасный молодой джигит Бейрек, смелый охотник. Был взгляд Бейрека ясен, словно месяц во тьме ночной. Оседлал Бейрек своего коня, быстрого как ветер, и поехал в горы. Охота для джигита, что глоток вина. Но далеко уехал джигит. Одолел он лишь полпути. Повстречал он прекрасную деву, луноликую, с глазами, сверкающими ярче звезд. В волосы ее вплетен был луч лунного света, а были они чернее беззвездной ночи. А над головой девы кружил ястреб, бесшумно рассекая воздух своими огромными крыльями. Джигит поднял лук, натянул тетиву. Стрела угодила прямо в сердце гордой птицы. И тут содрогнулись горы, дева бросилась к окровавленной птице, что-то говоря и горько рыдая.

Деревья опустили свои ветки к земле, камни покатились с гор, трава покрылась черным покрывалом пепла. Птичий гомон умолк, и лишь грохот камней нарушал воцарившуюся в горах тишину. Дева исчезла в тумане, опустившемся на склоны гор. Конь джигита тревожно заржал, но не отошел от своего хозяина. Джигит не мог простить себе опрометчивого поступка – желая защитить деву, он причинил ей боль. И пошел Бейрек на вершину горы, и воткнул свой острый кинжал в камень. Кинжал тот стал скромным цветком – эдельвейсом.

Так выпьем за то, чтобы брак в работе не приводил к столь печальным последствиям, а становился приятной неожиданностью!

Работают только те джигиты, которым нечем заняться. И я поднимаю свой бокал, наполненный рубиновым вином, сделанным из винограда с наших виноградников, за то, чтобы у нас всегда находилось интересное занятие.

Наши коллеги считают, что каждый из них самый умный и незаменимый. Они думают, что раз у каждого из них есть быстрые кони, они могут соревноваться друг с другом, одерживая победы. Раз есть у них сильные сыновья, то им нечего опасаться в старости. Есть у них работа – будет все остальное. Так поднимем бокалы за нас, сотрудников фирмы, которые всегда верно оценивают свои силы.

Поднимем бокалы за женщин нашего офиса. Женщины – цветы, а тот, кто срывает цветок, может наслаждаться его ароматом в одиночестве. Но если не рвать цветов, то краса их еще дольше будет ласкать взор джигитов.

Так выпьем же за цветы, что ласкают наши взоры, поддерживают в нас силы в течение долгого рабочего дня!

Нашего коллегу, уважаемого друга и брата Вано, сегодня повысили в должности. Ему очень повезло. И по этому поводу я хотел бы рассказать вам историю.

Вазген работал в ГИБДД. Однажды ему очень повезло, и он выиграл миллион долларов в лотерею. По этому поводу он пригласил коллег к себе в дом, приготовил шашлык, достал вина из своего погребка. Сидят они, обмывают выигрыш. Тут один из его друзей спрашивает:

– Что ты, джигит, с такими «бабками» делать собираешься? Наверное, машину купишь. И дом большой, да?

– Нет, конечно. Хочу я купить перекресток в центре города, чтобы работать в свое удовольствие.

Я поднимаю свой бокал за нашего уважаемого Вано. Да будет работа ему в радость, чтобы не променял он ее ни на машину, которая у него уже есть, ни на дом большой, ни на коня породистого!

В управление крупного кавказского банка поступил сигнал, что в одном из отделений банка дела очень плохи. Операции почти не совершаются, деловая активность близка к нулю. Решили послать ревизора. Пришел тот в банк в разгар рабочего дня. Входит внутрь – там никого, и только из кабинета директора доносятся голоса:

– ...эх, Гиви, вполне мог бубну снести...

– ...нет, Вано, бубну снес, так черва осталась...

– ...две, конечно, мы ему всунем, скажи, Тигран...

– ...две, как минимум, Самвэл, да...

Заглянул ревизор в кабинет и ошалел: директор и три клерка играют в карты. Сейчас я им устрою, подумал ревизор и нажал на сигнал тревоги. Завыла сирена. Отпустил ревизор кнопку – сирена стихла. Из кабинета доносится:

– ...Самвел, сначала спокойно трефу отберем...

– ...чей ход-то, джигиты?

Ревизор во второй раз нажимает кнопку, а когда сирена стихает, из кабинета слышится:

– А теперь, Гиви, прорезаем пику.

– Точно, Вано, нет у него бубны.

Ревизор в страшном бешенстве жмет на кнопку в третий раз. Тут с улицы вбегает официант ресторана напротив и кричит:

– Да слышу я, слышу! Вино несу, шашлык сейчас будет.

Давайте, джигиты, выпьем за наш тяжелый труд и за нашего уважаемого директора!

Гоги принимал экзамен в университете. И приходит к нему студент, ставит на стол три бутылки армянского коньяка и просит:

– Поставьте мне «три», профессор!

Гоги приближает к себе две бутылки:

– Пожалуй, двух мне будет достаточно.

Поднимем же бокалы за нас, честных работников, не забывающих о собственных интересах!

Гуляет владелец винного магазина Гиви со своим сынишкой по улице – и видят они магазин с вывеской «Вино» и джигитов, стоящих рядом с ним. Сын спрашивает:

– А что здесь, отец?

– Здесь – институт, да.

– Какой?

– Высший Институт Народного Образования.

– А джигиты эти кто?

– Студенты, сын.

– А что они все так трясутся?

– Понимаешь, боятся они экзамена, да.

Так выпьем за то, чтобы наша работа не внушала нам страха и стыда, который непозволителен для истинного джигита!

Сегодня мы празднуем знаменательную дату – двадцатипятилетие трудовой деятельности нашего Гоги. В этот прекрасный день мне хочется выразить нашему уважаемому коллеге наше глубокое, как океан, бесконечное, как небо над родным Кавказом, уважение. С бокалом в руках я выражаю нашу общую признательность юбиляру за его вклад в наше общее дело. Я поднимаю свой бокал за уважаемого друга, джигита, за твое драгоценное здоровье, Гоги, мы поднимаем наши бокалы, наполненные ароматным вином, за тебя!

Служил Вано в «крутой» фирме. Все его коллеги уже получили повышение по службе, а он все еще остается на той же должности. Обиделся гордый джигит и пошел к начальству, потребовал повысить его в должности. Начальник говорит горцу:

– Достанешь крокодиловые сапоги – будет тебе повышение.

Поехал Игорь в Африку, на реку Нил. Прошел год, он все не возвращается. Еще через несколько месяцев встречает его шеф на берегу Нила. Сидит джигит с большой палкой, ловит крокодилов, бьет их по голове и отбрасывает на берег:

– Опять без сапог попался, да.

Так выпьем же за то, чтобы мы так же усердно исполняли все указания начальства, и наше упорство всегда вознаграждалось!

Люди вокруг занимаются разными делами: кто лясы точит, кто баклуши бьет, кто арапа заправляет, а кто воду мутит, от всего этого у честных джигитов потом пропадает кошелек или уменьшается зарплата.

Так выпьем за то, чтобы густой туман никогда не окутывал белоснежных вершин нашей жизни!

Ашот решил устроиться на работу и пошел в фирму к своему другу Нурлану. Нурик ему и говорит:

– Дорогой, у нас есть только одно место. Что ты умеешь делать?

– Вай, Нурик, ты не знаешь? Пить вино, любить и есть шашлык.

– Ашот, я тебя, конечно, возьму, ты же мой друг и уважаемый брат. Только ты займешь сразу три должности: моего заместителя, бухгалтера и налогового инспектора.

– Я не умею, не справлюсь!

– Именно то, что ты умеешь, мне и надо. Мой заместитель не умеет пить вино, мой бухгалтер – верный муж, а налоговый инспектор – вегетарианец. Так с кем мне работать?!

Так выпьем, джигиты, за то, чтобы у всех нас была такая работа!

Приезжает командированный на Кавказ. Идет по улице в гостиницу, а навстречу ему амбал с кинжалом в ножнах. Приезжий хочет свернуть в сторону, а амбал ему говорит:

– Туда не ходи! Там раздевают.

Приезжий метнулся в другую сторону:

– Туда тоже не ходи, там раздевают.

– А куда идти?

– Никуда не ходи. Здесь раздевайся!

Так выпьем за работу, которая делается быстро!

Сосо пошел на службу в пограничную охрану. И вот идет он как-то с собакой вдоль границы. Вдруг раздается шорох в кустах. Сосо командует собаке:

– Иди посмотри, что там в кустах, да.

– Не пойду, генацвале. Я и отсюда погавкать могу, да.

Джигиты! Я поднимаю свой бокал за сотрудников, которые смело, но обдуманно выполняют поручения своего руководства!

Валико работает социологом. Однажды у него спросили:

– Вах, Валико, скажи, каким образом слишком услужливый подчиненный может погубить своего начальника?

– Это можно сделать по-разному. Например, самый простой способ: подчиненный от избытка старания бросает тонущему шефу сразу оба конца спасательного каната, да.

Так выпьем за нашего начальника Гоги, который никогда не сможет сказать, что мы – чрезмерно услужливые сотрудники!

Видит турист, как грузины тащат на жерди медведя.

– Ой, это что, гризли, да?

– Вах, зачем гризли? Так, руками задавили.

Так выпьем же, джигиты, за нас, истинных горцев, которые справятся с любым зверем, даже с работой!

Зубной врач Дато, перевязывая палец, выходит из кабинета и говорит матери маленького пациента:

– Я ему только что поставил пломба на его зуб. Женщина, нэ позволяй ему кусать никого по крайней мере еще полтора часа!

Я поднимаю свой кубок, наполненный вином, за преданных своей работе джигитов!

Русские говорят, что работа избавляет от тоски, но зарплата к ней приводит. На Кавказе все иначе. Работа наполняет горца тоской, если не разбавить ее вином и дружеской компанией друзей и коллег, а зарплата позволяет пить вино и закусывать его шашлыком. Так выпьем за нас и нашу работу, которая делает жизнь интереснее!

Достойное обращение с людьми выше всякого знания, а тем более звания. Так выпьем за нас, джигиты, достойных того, чтобы с нами обращались достойно. К счастью, наше начальство это понимает и не хочет терять таких достойных подчиненных. Если бы этого не было, мы бы сорвались с этого места и оставили позади себя мысли и слова, что острее наших верных кинжалов, а путь наш стал бы извилист, как русло горной реки. Так поднимем бокалы за нас, достойных своей должности и уважения начальства!

Говорят, что в вине утопает гораздо больше людей, чем в воде. Ведь вино, хоть и заключено в гораздо меньшие сосуды, опаснее горной реки, известной своими водоворотами. Но мы, джигиты, не относимся ни к тем ни к другим – ведь мы мудры, как древние горы, неподвижны, как звездное небо над нашими головами, крепки, как молодые дубы, и плаваем так же хорошо, как рыбы, независимо от жидкости, в которую попадаем. Так давайте выпьем за нашу работу, за то, что она позволяет нам пить вино, но не дает утонуть в нем. За нашу работу и за нас, коллеги!

Больница в одном из аулов на Кавказе. Операционная. Идет операция. Из-под операционного стола:

– Мяу!

Хирург Гиви:

– Кыш отсюда!

Из-под стола снова:

– Мяу!

– Пошел вон, скотина! Брысь, не понял, да?

Снова:

– Мяу!

Гиви отрезает что-то у пациента и бросает под стол:

– Да на, подавись, чтобы я тебя не видел!

Так выпьем за жертвы, на которые приходится идти, чтобы нам не мешали работать!

Что ж, работа, как известно, не волк и в лес убегать не собирается. Пить на работе можно, особенно если это повышает производительность труда. Особенно если пить вино и есть шашлык.

А уж если вино мешает вашей работе, то пейте его в свободное от работы время: пейте на охоте, пейте на рыбалке. Пейте и произносите тосты! А для того, чтобы было вам что сказать, поднимая свой бокал, мы написали следующую главу.


Источник: http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%97/zapivalin-oleg/kavkazskie-tosti/13


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Тост кто как напивается - Осетинский застольный этикет (Ирон фынджы гъдау) Поздравления сестре двоюродной с юбилеем

Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет Тост кто как пьет

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ